В котором часу Лермонтов прибыл в Тамань?

«На экскурсии нас часто спрашивают, в котором часу Лермонтов прибыл в Тамань 26 сентября 1837 года? Чтобы ответить на этот интересный вопрос, для начала нужно раскрыть историко-культурный контекст эпохи. Как передвигались люди во времена царствования Николая I?

В позапрошлом столетии в Российском Империи существовало два вида путешествий: «на почтовых» и «на долгих» лошадях. Человек, которому по государственной (казённой) надобности предстояло ехать из одного города в другой, получал подорожную, — специальный документ, дающий право менять усталых лошадей на почтовых станциях на свежих, и за счет этого передвигаться быстрее. Один прогон от почтовой станции до другой составлял обычно 20-25 верст — в среднем, полтора часа пути. Проезд одной версты (1,06 км) обходился путнику по 2,5 копейки за каждую лошадь.

Путнику без подорожной приходилось платить ямщикам личными сбережениями, причем обходились такие поездки куда дороже, чем казенные прогоны.

Тройка, отъезжающая от деревни. Рисунок М.Ю. Лермонтова. 1832-1834.

Подорожная для путника была хорошим подспорьем в дороге. «Кто езжал на почте, тот знает, что подорожная есть оберегательное письмо, без которого всякому кошельку будет накладно», — сообщал своим читателям А.Н. Радищев.

Конечно, можно было путешествовать на своих (или «на долгих» лошадях), то есть запрячь собственных рысаков в личную повозку. Тогда дорожные траты минимизировались, но тогда путешествие превращалось в очень медленный способ передвижения. Поскольку лошадей не меняли, приходилось часто останавливаться на отдых и завистливо поглядывать на регулярный транспорт, весело рысящий мимо.

Путники тех лет обычно выезжали рано утром из Ставрополя, далее через почтовые станции Рождественскую и Каменобродскую к обеду приезжали в Прочноокопскую, проделав таким образом 80 верст.

Затем следовали 68 верст через Григориполисскую и Темижбекскую, и прибывали в Кавказскую, где устраивались на ночлег. Утром следующего дня путники выезжали и, через станции Казанскую, Тифлисскую и Ладожскую, прибывали в Усть-Лабинскую, где обедали. Далее проезжали 33 версты до станции, которая называлась Курень Карасунский и, проехав еще 27 верст, въезжали в город Екатеринодар (нынешний Краснодар). Снова ночевали.

На следующий день отправлялись в путь до Ольгинского редута (крепость Благовещенская), где проводили еще одну ночь в гостинице. «Верстах в 60 от Екатеринодара, — писал барон Дельвиг, — начинаются так называемые «плавни», которые тянутся на протяжении шестидесяти верст. Это низменное место, на котором растет высокий и толстый камыш. <…> Ямщичьи лошади по всей дороге от Ставрополя до Тамани очень хороши. В особенности превосходно возили в области Черноморских казаков. На протяжении дороги от плавней до Тамани я был поражен необыкновенным числом птиц, которые летали огромными стаями. Из них некоторые были очень большие: орлы, драхвы, пеликаны и др».

Самым утомительным был четвертый день. Оставшиеся 167 верст ехали почти без отдыха через станции Каракубанскую, Копыльскую, Калаусскую, Курчанскую, Темрюк, Пересыпскую. Затем дорога сворачивала и пролегала по берегу Таманского залива, через Сенную.

Не доезжая заштатного городка, существовала развилка: направо дорога вела к Фанагорийской крепости, налево в Тамань. В город чаще всего прибывали поздно вечером: измотанные и уставшие. Так вышло и с Лермонтовым, который приехал в Тамань 26 сентября 1837 года после 21 часа».

 

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *