17 февраля 1943 года.

И СНОВА НА ДВОРЕ ФЕВРАЛЬ,
А НА ДУШЕ ОПЯТЬ ТРЕВОГА.
СКОРБИТ ДУШОЙ МОЯ ТАМАНЬ,
И ВИДИТ ЗИМНЮЮ ДОРОГУ.
А БЫЛО УТРО, ТИХО БЫЛО,
ПОЗЕМКА ЗАМЕТАЛА СЛЕД.
ПРИЖАВ ДЕТЕЙ К ГРУДИ, ТОЛПА ШАГАЛА —
ИМ ТИХО ВСЕ МОЛИЛИСЬ ВСЛЕД.
ШЛИ МОЛЧА. МОЖЕТ БЫТЬ, С НАДЕЖДОЙ.
И КАЖДЫЙ ЖИТЬ ТОГДА ХОТЕЛ…
НО У ФАШИЗМА НЕТ ПОЩАДЫ,
ИМ ЧУСТВО ЖАЛОСТИ ПРЕТИТ.
РУКА НЕ ДРОГНЕТ НАД ПРИКЛАДОМ,
РЫВОК К СПАСЕНЬЮ, ВЕТРА СВИСТ…
ОТ РОЯ ПУЛЬ ЗЕМЛЯ ВДЗЫМАЛАСЬ…
И РАНЕНЫХ ДОБИЛ ФАШИСТ.
ИХ РАССТРЕЛЯЛИ, ТОЛЬКО ВЕТЕР
ИМ ПЕСНЬ ПРОЩАЛЬНУЮ ПРОПЕЛ.
ФЕВРАЛЬ. 17 И БЫЛ ВЕЧЕР
И МИР БЕЗ НИХ ОСИРОТЕЛ.
Вострикова А.Г.
           Во время оккупации Тамани, в годы Великой Отечественной войны,
немцами производились массовые расстрелы местного населения.
Никогда не забудут таманцы 17 февраля 1943 года. В этот день немцы
сообщили жителям станицы, что их отправляют в Германию. Списки были
составлены по доносам полицаев. Возле таманской комендатуры собрали
около 150 человек: коммунисты и комсомольцы со своими семьями. Они
пришли к девяти утра со своими нехитрыми пожитками. Посадка на баржи
должна производиться в п. Комсомольский. Колонна двинулась по главной
улице, на западную окраину станицы. В этот день погода стояла тихая. Ночью
выпал небольшой снежок, покрыв тонким слоем грязь. Температура воздуха — нулевая. С утра стоявший туман рассеивался… Над Таманью повисла
тяжелая, гнетущая атмосфера. Это почувствовали многие жители, оставшиеся дома. Слушая скрип повозок и монотонный топот ног идущих
людей, они знали, что ведут приговоренных, и ни о какой отправке в Германию нет и речи. Всматриваясь в толпу, таманцы узнавали своих станичников: семья Черноморченко, Михаил Григорьевич нес на руках своего трехлетнего сына Сережу, рядом шла его жена Анастасия Тихоновна с годовалым Петей на руках, а следом еще их четверо старших ребятишек. Семья Ковшарь и их пятеро детей, старшей Ане 16 лет, а самой младшенькой Дусе всего полтора года. Добровольская Ольга с тремя детишками. Крепко прижимала к груди двухлетнюю Танечку Лида Скалко. Недалеко от них идут семья Колесниковых: муж, жена и их

четверо детей. Семьи Лебедевых, Остапенко, Соседко, Липейко…
          Колонну вывели за станицу к лесополосе, где еще ранее были
выкопаны противотанковые рвы. Полицаи ставили по несколько человек на
край рва и расстреливали. В начале женщин и детей, потом мужчин. Если
кто-то, получив ранение, не умирал, его добивали прикладами винтовок, а
детей каблуком сапога. Все тела были сброшены в ров и засыпаны землей.
Очевидцы этой трагедии утверждали, что на этом месте еще целые сутки
шевелилась и парила земля.
           Эту трагедию невозможно забыть, да мы и не имеем с вами права ее
забывать. Забывчивость и безразличие приводит к новым трагедиям.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *